Official site Official site Official site

Краткая история заповедника

О заповеднике / История / Краткая история заповедника
Из летописи природы заповедника 197? года.

Заповедник входит в состав обширных лесов, охватывающих верховья и водораздел системы крупных рек Восточно-европейской равнины - Волги, Западной Двины и Днепра.
Эта лесная страна и в настоящее время все еще во многом сохраняет глухость, малонаселенность и труднодоступность. По аналогии с Белорусским полесьем ее иногда в литературе называют Бельско-Холмским полесьем.

Эти леса, издавна лежащие на торговых путях с западными странами, были известны еще на заре истории русской земли. Назывались они Оковским, Волковиским, Волковским или Волконским лесом.

Эти названия мы встречаем в летописных сводах, путевых дневниках иностранцев, посещавших Московское государство, и в документах 18-ого столетия. Наиболее известное название: "Оковский лес" производят от древнего города Оковца - ныне это село Оковец - быв. центр одноименной волости, на границе быв. Зжевского и Оставшковского уездов Тверской губернии. Таким образом, центр этого исторического леса лежал недалеко на восток от границ заповедника.

Эта глухая, лесная сторона была всегда в стороне от непосредственного участия в крупных исторических событиях, задевавших ее лишь стороной. Она не сохранила поэтому о себе свидетельств истории.

Это обстоятельство, так же как ограниченность площадей пригодных для заселения и земледелия, было причиной тому, что до самого недавнего прошлого страна эта сохранила обширные пространства, мало затронутые влиянием человека.

Если развернуть т. наз. "Специальную карту Европейской части СССР" в масштабе 10 верст в дюйме (лист 42 и 43), то будет совершенно очевидно, что населенные пункты в нашей местности сосредотачиваются по берегам более крупных рек и на хорошо расчлененных и дренированных возвышенностях. Слабо-холмистая, возвышенная равнина, с ее лесами и обширными верховыми болотами, остается слабо и редко заселенной.

Это наглядно показывает на исторические пути освоения человеком "Оковского леса". Реки в дремучих лесах в это время были единственными путями сообщения, а возвышенности в первую очередь расчищались от леса, заселялись и распахивались в силу наличия на них более плодородных и, главное, лучше дренированных почв. Как показал ак. Ю.В.Готье (1937), такова была картина колонизации в 12-14 веках всего "Замосковского края", к которому принадлежала и наша местность.

Порядок освоения под с/х угодия лесных земель, в зависимости от их рельефа, почв и растительного покрова, и историческое развитие этого процесса в районе заповедника очень обстоятельно и хорошо освещен в специальном исследовании Т.Т. Трофимова "Крат. очерк с/х освоения лесных земель в верховьях Волги и Ц.-Л. з-ка" (3-ий том "Трудов Ц.Л.З, приг. к печати в 1941г.)

Согласно его архивным изысканиям, в период "генерального межевания" 1783 г. местность по берегам р.Жукопы и пространство между нею и болотом "Катин мох" были уже освоены по с/х угодиям и большинство современных селений было уже в наличии. С тех пор, в основных чертах, лесной массив заповедника почти без изменений сохраняет свои общие очертания.

Однако, в это время, как выяснилось, небольшая лесная деревенька - Тихоново, имелась почти в центре массива заповедника, на левом берегу р.Тюдьмы. Вероятно, ей соответствует уроч. "Горбуновка". В этом урочище лес(1), по наблюдениям Т.Т.Трофимова, носит признаки былого использования в подсечном хозяйстве, что сказывается в необычно ровной поверхности почвы под его пологом.

По с.з. окраине заповедника существовал к 1783 г. ряд небольших деревень, позже бесследно исчезнувших, или частично сохранивших о себе память в названии урочищ, с небольшими с/х участками быв. хуторов, или кордонов лесников. Это деревни - Межа, Б.Осиновка, Палатовка, Подзародье, Погорейка (Погорелка). Повидимому, в силу ограниченности в лесных дачах удобных участков для земледелия, места для устройства хуторов, кордонов часто совпадали с некогда существовавшими селениями.

Через 63 года после генерального межевания 1783 г., район заповедника был обследован экспедицией под начальством Менде (1845-49 г.г.). За это время бесследно исчезла д.Тихоново, исчезли так же деревни: Межа, б. Осиновка, Погорейка, Палатовка, Подзародье. Вновь же возникли - деревня Красное на пустоши деревни Староселье (из 1 двора) и по южной границе заповедника, в Бельском уезде, деревни - Федоровское, Бол. и Мал. Маковье, Нива, Столовая, Острая Елка и ряд других. На планах генерального межевания места их расположения показаны под лесом.

При очень длительном периоде господства подсечной, лидинной системы землепользования, когда истощенные земли вновь запускались и заростали лесом, очень возможно, что некоторая часть лесной площади заповедника некогда была в с/х использовании. Это, конечно, были более возвышенные, лучше дренированные участки сложных ельников и ельников-кисличников(2). Можно не сомневаться, что весьма значительная площадь заповедника никогда не использовалась человеком, в силу ее заболоченности и низкой продуктивности.

Учитывая неизбежные при подсечном хозяйстве крупные лесные пожары, вряд-ли, можно сомневаться в том, что подлинно девственных, никогда не испытывавших прямого или косвенного воздействия человека, участков в заповеднике нет, или почти нет.

Наличие в отдельных урочищах единичных елей в возрасте до 300 лет позволяет полагать, что такие участки, по крайней мере за этот период, не подвергались вырубке, пожарам и с/х использованию. Но, большинство спелых еловых насаждений немногим превышает 100-120 лет. Это, однако, не доказывает, что такие участки перед этим обязательно выгорали, или вырубались. Естественный возраст еловых насаждений заповедника, по причине высокой ветровальности ели прежде всего, вероятно, очень близок к данным цифрам.

Лес в районе заповедника очень быстро отвоевывает пространство лугов и пашен. Многие колхозы близ заповедника еще к 1949 г. не полностью смогли расчистить заросшие за годы войны лесом с/х угодья. Наглядным примером может быть названо урочище "Мартинова Нива". Нива - это пашня по выжженому лесу. До октябрьской революции здесь был кордон и жил лесник. При кордоне был хозяйственный участок. В период 1931-33 г.г. это был лесной покос, не каждый год выкашиваемый, и поэтому с примесью осиновой поросли из годичных побегов. С 1937 г. - урочище было запущено под лес. По данным ревизии лесоустройства 1939 г. здесь значился: бывший сенокос с редкой березой и ивой. Через 10 лет, в 1949 г. на месте прямоугольного сенокосного участка площадью ок. 2,5 га мы имели лиственное насаждение с господством березы. Диаметр стволов достигает до 10-15 см. Между отдельными куртинами сохранились необлесенные прогалы неправильных очертаний.

В 19 столетии и вплоть до Окт. Революции обширные лесные угодия в районе заповедника принадлежали крупным помещикам и удельному ведомству. Заповедник состоит из двух лесных дач: Сборно-Жукопской и Павловской. Последняя из них принадлежала удельному ведомству. Большая же часть первой - ржевскому помещику генералу Ромейко(3). Небольшой (кв. 1-16) участок на севере этой дачи - т.н. "графщина", входил в состав обширных земельный угодий графа Шереметьева. Помещики эти здесь постоянно не жили, приезжая только наездами для охоты на лосей и медведей.

Своими лесами они управляли заочно, через управляющих. Охотничий дом генерала Ромейко находился в с.Жукопа. Это был в свое время извесный охотник, писавший в охотничих журналахю В с.Жукопа он держал егеря, обязанного подготовить для него охоту. Благодаря Ромейко крупные звери - медведь, лось относительно хорошо охранялись. Сам он охотился редко, а владения его были закрыты для охоты без его разрешения. Запрещена была охота и в казенной Павловской даче.

Помещики сами эксплоатации своих дач не вели, а продавали лес на корню подрядчикам. В этом мы располагаем показаниями быв. егеря ген. Ромейко - П.П. Жиганова (с. Жукопа).

Напуганные революцией 1905 г. помещики, торопясь извлечь доходы от своих угодий, начали форсированную эксплуатацию и распродажу своих лесных дач. Иногда лес продавался вместе с землей и лесопромышленники, сводя лес, продавали землю под хутора единоличникам-хуторянам. Так была продана часть земель входивших в состав Сб.Жукопской дачи ген.Ромейки около д.д. Замошье и Квашня. Эксплуатация леса подрядчиками-лесопромышленниками, отнюдь не заинтересованных в лесовозобновлении, велась методами хищнических, промышленных разработок. Особенно истощались сверхсметными рубками частновладельческие дачи и, прежде всего Сб.Жукопская, по соседству с которой в д.Можаево с 1908 г. работал лесопильный завод.

В результате, в насаждениях этой лесной дачи значительный удельный вес занимают производные мелколиственные насаждения, а площадь еловых лесов V-VI класса возраста значительно меньше, чем в соседней Павловской даче.

В этой лесной даче до Октябрьской революции рубка леса проводилась в очень ограниченных размерах. Зато в последнее десятилетие до организации заповедника, и особенно в последние 2-3 года, эта дача, сохранившая значительный процент спелых насаждений, подверглась весьма интенсивным рубкам.

Особенно сильно задеты рубками ее северные кварталы. Согласно установленному при лесоустройстве режиму эксплуатации леса, ширина лесосек должна была быть не более 50 м. в хвойных и 100 м. - в лиственных насаждениях. Фактически это положение постоянно нарушалось и даже, сплошь и рядом, допускались кулисные рубки, что очень усиливало ветровальный отпад и захламленность леса.

В последние годы перед организацией заповедника на лесосеках лес был вырублен на несколько лет вперед против плановых рубок. В некоторых случаях удавалось находить делянки, выделенные под рубку еще в конце прошлого столетия и рубкой не тронутые.

Предполагалось (авторами лесоустройства 1939 г.), что за последние 40 лет до основания заповедника было вырублено ок. 10 000 га лесопокрытой площади, т.е. 1/3 его территории, а, учитывая, что ок. 4 500 га составляет моховое болото - "Катин Мох", итого больше.

Лесоустройство в лесных дачах, отведенных под заповедник, было впервые осуществлено в 1895 году. Через 30 лет, в 1925 году, т.е. за 6 лет до утверждения границ заповедника, была проведена ревизия лесоустройства.

К сожалению, лесоустроительный отчет этой ревизии, таксационные описания, планшеты и сводные планы - все это полностью погибло при эвакуации заповедника во время Отечественной войны. Проиходится сожалеть поэтому, что при лесоустройстве 1939 г., почему-то материалы этой ревизии остались не достаточно использованы. Это большой урон для истории территории, т.к. на планшетах были помечены все лесосеки, даты рубок и площади их.

Автора лесоустроительного отчета считают, что по состоянию лесного фонда период сплошно-лесосечных рубок в заповеднике начался в 1910-12 г.г. Однако, в действительности значительные площади леса в Сб. Жукопской даче начали подвергаться бессистемной рубке в очень больших размерах по крайней мере с 1905 г.

Значительные площади в этой даче осинников и березняков V-VII класса возраста и ельников III класса возраста это подтверждают. В заповеднике и сейчас еще уцелели столбы с надписями: лесосека 1881 г., лесосека 1896 г., лесосека 1903 г. и т.д.

Помимо рубок леса в крупных масштабах, местное население, с очень давней поры, производило, выборочную, приисковую рубку ценных для побочных, лесных промыслов широколиственных пород. В результате, из сложных ельников почти без следа исчез дуб (на всей площади зап-ка уцелели несколько деревьев). Сильно истреблены были всюду - клен, ясень и вяз. Липа систематической эксплуатацией на лыко была сведена до состояния кустарникового подлеска, которому не давали выйти даже в 3 ярус насаждения. Большое значение в истреблении твердодревесных, широколиственных пород имел широко развитый еще ко времени организации заповедника, особенно по единоличным хуторам, колесный промысел. Он нашел отражение даже в местной топонимике - дер. Колесня, к югу от заповедника.

Вымерзание, почти полное, широколиственных пород в суровую зиму 1939 г. повело к тому, что в настоящее время колеса начали изготавливать из осины. Шла на колеса и древесина древовидной козьей ивы - Salix caprea, или бредины.

Как было выше сказано, охота на крупного зверя - лося, медведя в лесных дачах, вошедших в заповедник, не разрешалась. Остальные виды промысловой фауны были об'ектами промысла местных полупромысловых охотников.

Охрана лося не всегда соблюдалась строго. Старожилы рассказывали, что нередко лесная стража, за известную долю в добыче, становилась соучастницей браконьерства местных крестьян. Но бывали случаи когда крестьяне, пойманные лесной стражей на охоте за лосями, по настоянию ген. Ромейко, подвергались тюремному заключению в г.Белом.

В период 1905-1906 г.г. и в период 1917-1930 г.г., в связи с фактически в эти годы отсутствием охраны леса, лоси в заповеднике подверглись почти поголовному истреблению. Особенно сильно было истребление в 1917-1920 г.г., от которого, в условиях полной, повсеместной охраны, лоси едва начали оправляться к началу Отечественной войны. (В заповеднике в 1917-1920 г.г. было убито не менее 60 лосей).

Охота на медведя, ввиду ее опасности и отсутствия надежного оружия, никогда не принимала широких размеров. В окрестностях заповедника было не более 2-3 охотников, решавшихся преследовать медведя, и то более "на засидках" у задранной скотины, или на овсяном поле.

Перед организацией заповедника, в связи с отовариванием пушнины дефицитными товарами и продуктами, сильно были истощены в заповеднике так же запасы лесной куницы и норки.


История организации заповедника

Мысль организовать лесной заповедник в средней полосе Евр. ч. РСФСР возникла в Главнауке Наркомпроса в декабре 1925 г.

Летом 1926 г. Отдел охраны природы Главнауки организовал несколько экспедиций с целью выбрать подходящее место для будущего заповедника. Помимо общих требований, желательно было, чтобы заповедник был возможно ближе к Москве.

Экспедицию на территорию б.Бельского уезда возглавил Г.Л.Граве. Результаты ее были вскоре опубликованы в печати (Граве 1926 и др.). Экспедиция остановила свой выбор на сев.зап. части уезда, к югу от ст.Земцы Калининской жел. дор. В запроектированную площадь в 60 000 га входили части крупных лесных массивов и значительная часть большого, мохового болота "Жарковский мох".

В феврале 1927 г. государственная комиссия при Отделе охраны природы признала проект заповедника, представленный экспедицией Граве - единственно приемлемым из всех.

Проект встретил сочувствие и поддержку многих государственных и общественных организаций в центре и на местах. В августе 1928 г. СНК РСФСР принял решение одобрить проект организации заповедника. Однако, благодаря упорному сопротивлению лесозаготовительных организаций (Заплес, Фанеродвинлес) до лета 1930 г. границы заповедника не были утверждены. Тем временем, несмотря на ряд специальных указаний и решений, на территории проектируемого заповедника, усиленными темпами продолжалась рубка леса, с целью сорвать проект заповедника.

В результате, эта площадь в значительно мере потеряла свою ценность, как объект заповедности.

Поэтому, летом 1930 г., Г.Л.Граве обследует новый район. На этот раз на север от ст.Нелидово Калин.ж.д., на водоразделе Верхне-Волжской и Западно-Двинской водных систем. Новый проект был одобрен в ряде коммисий, в том числе и при участии ак. В.Р. Вильямса. В пределах ранее запроектированного массива сохранялся лишь филиал, площадью в 3000 га.



1 Как и в некоторых других, по данным Т.Трофимова.
2 Уроч. "Пасторка", "Горбуновка", "Хлебница", "Межа", остров в 19 кв. и др.
3 Его поместье было при селе Молодой Туд.Там сохранился парк с рядом интродуцированных древесных пород.

 

Похожие страницы